вторник, 13 марта 2018 г.

«Ять. Пора читать»

1 марта 2018 года стартовал масштабный социальный проект «Ять. Пора читать», направленный на популяризацию чтения среди аудитории от 15 до 25 лет.

Его открыла профессиональная дискуссия «Читать или не читать? 15+», состоявшаяся на площадке Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино. В серии круглых столов приняли участие издатели, представители библиотек, социологи, литературные критики, организаторы социальных проектов, связанных с чтением, и конечно, старшие школьники и студенты — именно отношения с чтением молодых людей в возрасте 15-25 лет (young adult) были в фокусе внимания специалистов. Модератором дискуссии выступила журналист Фекла Толстая.
В дневной сессии под названием «Что подростки готовы читать?» приняли участие председатель Комитета по региональному развитию Российского книжного союза Марина Абрамова, старший научный сотрудника Российской книжной палаты (филиал ИТАР-ТАСС), специалист по подростковой литературе Мария Порядина, главный библиотекарь Центральной детской библиотеки имени А.П. Гайдара Татьяна Рудишина, литературный критик, руководитель литературных программ Российской государственной библиотеки для молодежи Евгений Харитонов, руководитель редакции Mainstream издательства «АСТ» Сергей Тишков, представитель редакции детской и подростковой литературы издательства «Эксмо» Татьяна Суворова, преподаватель НИУ ВШЭ, специалист по социологии чтения Любовь Борусяк, член экспертного совета премии «Книгуру» Шамиль Идиатуллин, главный научный сотрудник Российской государственной детской библиотеки, социолог, кандидат педагогических наук Вера Чудинова, генеральный директор ВГБИЛ им. М.И. Рудомино Вадим Дуда.
Во второй панели «Как увлечь подростка чтением?» приняли участие школьники Иван Сазонов и Иван Комиссаров, их поддерживали соорганизатор проекта «SHORTы» Юрий Лешков, видеоблогер Ульяна Петрухина, основатель проекта «Москультпрог» Сергей Никитин, основатель организации профессиональных наставников по чтению «Книжныйгид.org» Марта Райцес.
В ходе обсуждения участники дискуссии пришли к следующим выводам:
 Сегмент литературы young adult, который должен располагаться между книгами для школьного возраста и взрослой литературой, фактически отсутствует. По данным Российской книжной палаты, в 2017 году из 13 500 изданий для детей и юношества, выпущенных в стране, маркировку «подростковая литература» получили только 13 научно-познавательных и 36 художественных изданий.
•  Государственный рубрикатор выделяет только категорию «Художественная литература для детей», т.е. подростковая литература отсутствует в нем в принципе. Подавляющее большинство издателей перешли на маркировку согласно Закону о защите детей (0+, 6+, 12+, 16+). Большой блок литературы, к которой у подростков есть интерес, остается по ту сторону отметки "18+". В книжных магазинах и библиотеках литература 15+ попеременно оказывается то во взрослом, то в детском разделе, и подросток не в состоянии ее отыскать. Чтобы облегчить поиск, издательства выделяют молодежную литературу в отдельные серии.
 Отмеченные современными премиями произведения отечественных авторов, рекомендованные как взрослым экспертным советом, так и «подростковым» читательским жюри, не вписываются в стереотипные серии издательств и ими не закупаются. Рекомендации экспертов не проникают сквозь консервативный родительский барьер (остаются неизвестными широкой аудитории даже те авторы, чей суммарный тираж превысил 200 000 экз.).
 Литература советского периода ушла из подросткового чтения, а современная российская расценивается самими подростками либо как коммерциализированная, либо как «заумная». Большая часть интереса молодежи к чтению достается переводной литературе.
 Современный родитель не читает сам (60—70% населения РФ приобретает меньше 1 книги в год, по данным исследовательской компании «Комкон»), не ориентируется в ассортименте, и если и предлагает или соглашается купить ребенку книгу, то, скорее всего, с «советской золотой полки». За счет подверженности «синдрому отличника» у подростков, интересующихся чтением, зачастую формируется стереотипная приверженность классике, особенно у девочек.
 Слабое место российского книгоиздания для юношества — малотиражность при большом объеме новых наименований. Новой подростковой литературы со средней тиражностью 3 000-5 000 экз. совсем не хватает на комплектацию 40 000 публичных и 60 000 школьных библиотек, не говоря уже об ассортименте книжных магазинов за пределами столицы. Основная масса прогрессивной литературы достается жителям городов-миллионников.
 Подростки в детских домах, больницах, интернатах, лица с ограниченной мобильностью почти полностью лишены доступа к актуальной литературе.
• С появлением новых медиа в восприятии подростка уравниваются различные способы получения информации: чтение «краткого содержания», просмотр экранизации для них зачастую равнозначны знакомству с оригиналом. Тем не менее существует и обратный эффект: популярные, качественные экранизации и использование их стилистики в дизайне книг вызывают интерес молодежи к первоисточнику.
 При этом «политика прогиба» (попытка родителей и учителей убедить школьников в том, что классика — это «модно», «круто») показала себя неэффективной. Начинать читать легче всего с литературы по интересам; насаждение серьезного чтения формирует протестное поведение.
 Педагогам необходимо в первую очередь обучать детей механизмам работы с текстом. О том, что эти навыки у российских школьников хромают, говорят данные международных программ по оценке образовательных достижений учащихся. Российские школьники, лидируя по читательской грамотности в 10 лет, согласно исследованию PIRLS, к 15 годам занимают 26-е место в мировом рейтинге PISA, оценивающем грамотность школьников и умение применять знания на практике.
 Основные барьеры, препятствующие приучению к чтению, — страх перед объемом, ранний переход от чтения к заучиванию и неумение «найти свою книгу». Сами подростки называют в числе причин «не читать» дефицит времени и наличие других хобби. Школьники страдают от отсутствия ориентиров — литературы, которая оставалась бы актуальной и сегодня, и через 10 лет.
 У подростков есть стереотипное опасение, что чтение разобщает. Но в последнее время появилось много актуальных форматов обсуждения и совместного со сверстниками обращения к литературе: книги-игры, челленджи, разнообразные форматы разговора о книгах в соцсетях — в youtube, telegram, Instagram, ВКонтакте. Появляются интересные мобильные приложения, такие как «Живые страницы», придуманные Феклой Толстой с партнерами для легкого знакомства с классикой. Даже организуются литературные многотысячные велопробеги, такие как «Велоночи», посвященные Пушкину и Маяковскому, в которых приняли участие до 10 000 человек.
 Участники обсуждения пришли к выводу, что поддержка чтения и книгоиздания для детей и подростков должна стать частью развития экономики страны: те, кто не владеет функциональной грамотностью, не осваивают новые профессии и не ориентируются в цифровом обществе.
Марина Абрамова призвала коллег выработать единую отраслевую стратегию оценки успешности книгоиздательских проектов в сегменте young adult, выделившемся 3-4 года назад в самостоятельную категорию. Разработать систему рекомендательных сервисов и навигации, для того чтобы дать молодым людям и/или взрослым, принимающим решение о покупке книги, ориентиры, которые компенсируют отсутствие их собственного опыта читательских отношений с новым ассортиментом. По данным Марины Абрамовой, на долю портфелей подростковых редакций приходится 8-11% общего объема выпускаемых изданий, и эти показатели будут расти.
В планах проекта «Ять. Пора читать» — проведение замеров и исследований читательской активности в регионах, а также проведение публичных мероприятий для молодежной аудитории в городах страны.

Комментариев нет:

Отправить комментарий